Российский фонд помощи

Викинги и гомосексуальность. Часть 1

Добрый день, дорогие читатели! Недавно я нашёл в Сети очень любопытную статью, посвящённую гомосексуальности в среде викингов (охватывает период с V-VI по XIV века). Она написана исследовательницей под псевдонимом Гуннора Халлакарва, в тексте часто приводятся ссылки на крупную работу Пребена Сёренсена «Немужественный мужчина: представления о половом бесчестии в раннем северноевропейском обществе».  И я решил опубликовать здесь выборочный перевод этого исследования — думаю, многим это будет интересно.

Для желающих ознакомиться с темой поближе — ссылка на оригинал.

В целом, исследования скандинавских историков показывают, что гомосексуальность была достаточно распространённым явлением среди викингов (что совсем не удивительно). Свидетельства того, что однополых связи были известны норманнам, можно найти и в эпосе,  и в мифологии, (нередко даже боги вступали в однополые связи) и в нормативных документах, и в самом языке этих народов.

Боги Локи и Хёд

Наряду с этим видно, что до определённого момента (а особенно – до христианизации) общество не придавало сексуальной жизни индивида большого значения. Если человек вступал в брак и имел потомство, то подробности того, как и с кем он проводит время, никого не интересовали. Это было связано с тем, что главной задачей семьи было дать работоспособное потомство, которое сможет эффективно заниматься сельским хозяйством и охотой и поддержвать тем самым свою жизнь (и жизнь других людей). Если это выполнялось, то всё остальное оставалось на личное усмотрение каждого.

Также отмечается, что в те отдалённые годы не существовало как такого представления об ориентации человека, и, как правило, никто не вёл речь о том, чтобы всю жизнь вступать в сношения с представителями только одного пола. Сексуальность рассматривалась именно через призму человеческого поведения, она не была связана с внутренними желаниями или с невыраженными чувствами.

В целом, как отмечает Халлакарва, гомосексуальная связь рассматривалась в двух аспектах:

1. Если мужчина совершал сексуальный акт с другим в активной позиции, это выглядело как обычное явление и никак не влияло на репутацию человека, потому что это было «мужественно»


2. Если мужчина выступал в пассивной роли, то он вызывал презрение и насмешку. При этом считалось, что он теряет определённую долю своей мужественности, уподобляется женщине

Для того, чтобы понять причину такой разницы, стоит обратиться к гендерной идеологии викингов, в центре которой стоял образ сильного, бесстрашного и независимого мужчины.

Вообще, культура викингов, она же старонордическая или стародатская, известна своей ярко выраженной маскулинностью. Огромное значение придавалось независимости, силе, выносливости и даже порой самой жестокой агрессии. Это было общество, которое ценило мужчин прежде всего за их бесстрашие и силу, и где их доброе, незапятнанное имя означало всё. Поэтому самое страшное, что могли сделать враги мужчины – публично оскорбить его, назвав «мягким» или «изнеженным». Викинги очень болезненно относились к любым оскорблениям и обидам. От этого культа маскулинности  и приходится отталкиваться, когда речь идёт о гомосексуальности, в первую очередь мужской.

Лейтмотивом культа маскулинности была мысль о том, что мужчина является олицетворением силы, выносливости, при этом он бесстрашен, самостоятелен, деятелен, он не проявляет свои чувства и держит себя в руках, не боится боли, и никогда не терпит чьего бы то ни было превосходства или власти над собой – всё это составляло «джентльменский набор» качеств «настоящего мужчины» Причём эти «достоинства» порой доводились до абсурда.

Приведём показательный эпизод из одной саги. Герой был захвачен более сильным противником и содержался в доме последнего в качестве слуги. В конце концов ему удалось убежать так, что никто не заметил этого, но, когда он был уже далеко и почти вне опасности погони, ему в голову вдруг пришла такая мысль: «Что же это я? Выскальзываю из дома тайком, будто раб или женщина!» Ужаснувшись тому, что все узнают о его трусости и слабости (читайте: «немужественности»), сочтут его слабаком, он возвращается, убивает всех в доме и только потом уходит, радуясь тому, что разобрался со всем, «как подобает настоящему мужчине»…

О тех же, кто отклонялся от этого «идеала» — геях, бисексуалах, трансгендерах и вообще квире – и пойдёт речь.

В письменных памятниках той эпохи постоянно встречаются свидетельства однополых контактов. (В первую очередь мы говорим не просто о гомоэротических отношениях, а именно о половых сношениях). При этом, исходя из идеалов «мужественности», однополый акт  нередко рассматривался как процедура самоутверждения активной стороны как сильной и победоносной, а также как способ унижения и оскорбления пассивной стороны. Это проявляется в первую очередь в тех ситуациях, когда сексуальные действия становятся оружием, направленным против недругов.

В ряде саг говорится о том, что герои насиловали пленных мужчин, чтобы сломить их дух. Это роняло пятно на репутацию пленного, но никак не насильника. Изнасилование пленных было способом унизить их, а значит, сделать их более «женоподобными», лишить статуса полноценного мужчины, вследствие чего они будут лучше подчиняться контролю.

Помимо изнасилований, побеждённые часто подвергались кастрации, а также нередко позорным ударам по ягодицам, что наряду с кастрацией считалось тяжёлым повреждением вследствие морального урона для потерпевшего. Это был способ лишить побеждённого мужественности. Неизвестно, кстати, насколько распространена была такая практика, и существовала ли она до прихода христианства, но во многих других культурах, разделяющих подобную мужскую агрессию, насилие в отношении врагов было обязательным. Тот факт, что использование врага было способов унизить его, это накладывало отпечаток на отношение к однополым парам. Раз это было позорным унижением для врага, то и для любимого друга это было тяжелейшим предательством.

В этом контексте сложно представить большое количество однополых связей между равными мужчинами, поскольку в любом случае пассивный партнёр потерял бы уважение и честь. Хотя, как показала практика, добровольные сношения также  имели место.

Но при этом стоит помнить, что мотив идея унижения была заложена исключительно в анальном сексе. Мы не знаем точно, как викинги относились к однополым ласкам, поцелуям, а также к оральному сексу, но очевидно, что они не вызывали столько негативных ассоциаций, а значит, более спокойно воспринимались обществом. Многие считают, что такие формы гомосексуального поведения были приемлемы в обществе и имели место в рамках добровольных отношений.

Изначально сами викинги не считали геев и лесбиянок нечистыми, извращёнными или преступными. Наоборот,  предполагалось, что мужчина, который доверился  другому в интимных отношениях, будет делать то же самое и в других сферах жизни, став его последователем и помощником. Таким образом, гомосексуальность (и в первую очередь сами половые сношения) были не объектом осуждения, а скорее просто выступали признаком знаком неспособности постоять за себя или принимать собственные решения, что напрямую противоречило традиционному нордическому идеалу самостоятельности и независимости. Пассивная роль («использование другим мужчиной») в анальном сексе была равнозначна трусости по аналогии с сексуальной агрессией по отношению к побеждённым врагам.

В подтверждение этого языке викингов существовало немыслимое количество слов, используемых в качестве оскорбления в отношении пассивных гомосексуалов. Один из основных терминов, употребляемых как в литературе, так и в законодательстве, было слово «níð», что переводится самыми разными способами, в том числе как «клевета, оскорбление, насмешка, трусость, половое извращение», порой – «гомосексуальность». От этого термина произошли понятия, являющиеся в языке викингов одноворенными: «оскорбительные стихи, поэт-оскорбитель, трус (беззаконник), нарушитель перемирия, позорный столб». Возникла целая система понятий, связанная с однополыми связями: существительные «ergi» или «regi» и прилагательные «argr» или «ragr»  (прилагательное от ergi) (переводится как «желающий или склонный к женской роли в половых отношениях с другим мужчиной; немужественный, женоподобный, трусливый»); ergjask («становиться argr»); rassragr («arse-ragr»); stroðinn и sorðinn («используемый мужчиной») и sansorðinn («открыто используемый другим мужчиной»). Мужчина- seiðmaðr (практикующий женскую магию) и являющийся «argr» назывался seiðskratti.

Однако светские законы эпохи викингов не упоминают само по себе гомосексуальное поведение ни в каком контексте. Первое официальное упоминание (естественно, в форме осуждения) будет исходить от христианской церкви после христианизации Скандинавии в IX-XI веках).

Продолжение следует…


Рассказать другим:




Нравится



Отзывов нет на «Викинги и гомосексуальность. Часть 1»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

WordPress Backup