Российский фонд помощи

«Голубой» экран СССР: геи в советском кино. Часть 1

Дорогие друзья! Как мы знаем, гомосексуалы есть в самых разных сферах жизни, и, конечно же, их немало и среди деятелей искусства – художников, поэтов, актеров. В годы преследований им приходилось очень сложно. И сегодня мне хотелось бы рассказать Вам о геях и бисексуалах среди советских актеров – о людях, которые были вынуждены подавлять и скрывать свои истинные чувства, играя на экране чужие жизни.

Сергей Эйзенштейн

Гомоэротические чувства были не чужды выдающемуся режиссеру Сергею Михайловичу Эйзенштейну (1898-1948), новатору, создателю ряда знаковых фильмов, среди которых знаменитый «Броненосец Потемкин» (1925), «Александр Невский» (1938) и эпическая дилогия «Иван Грозный» (1943-1945). Все эти фильмы вошли в золотой фонд мирового кинематографа.

Эйзенштейн не был исключительным гомосексуалом, но чувства к мужчинам играли в его жизни заметную роль. И с этой стороной своей чувственности он пытался бороться долгие годы, скрывая ее практически всю свою жизнь. (Simon Karlinsky, “Russia Gay Literature and Culture:  The Impact of the October Revolution”, in: Martin B. Duberman, Martha Vicinus, George Chauncey,   Hidden from history: Reclaiming the Gay and Lesbian Past, vol. 1, Penguin Group,  1990, p. 361. Также см. Wayne R. Dynes, Stephen Donaldson, “History of Homosexuality in Europe and America” (Taylor & Francis, 1992), p. 179).

На заре советской эпохи отношение к альтернативной сексуальной ориентации было достаточно терпимым, и еще в 1917 году в России впервые была отменена уголовная ответственность за однополые отношения между мужчинами. Даже известных гомосексуальных деятелей культуры, таких, как Михаил Кузмин, если и критиковали, то не за их ориентацию, а за «буржуазное» происхождение. Правда, официальная линия партии не одобряла гомосексуальность, однако и не преследовала ее. При этом с точки зрения европейцев советское государство занимало передовую позицию в отношении ЛГБТ на фоне западных стран. В эти годы Эйзенштейн неоднократно посещал западные страны, в частности, Германию и Францию, где нередко бывал в гей-заведениях и на выступлениях трансвеститов. Парадоксальным образом, жители этих стран считали советскую Россию передовым государством в сфере прав ЛГБТ, хотя официальная линия партии не поддерживала, хотя и не подавляла геев целенаправленно. Тем не менее, живя в России, режиссер стремился подавлять свои чувства к мужчинам. Сообщается, что однажды он признался кинокритику Сергею Третьякову: «Если бы не Маркс, Энгельс и Ленин, я был бы вторым Оскаром Уайльдом». (Simon Karlinsky, “Homosexual Desire In Revolutionary Russia”, p. 361.) Во время поездок за рубеж он, напротив, пытался перешагнуть через свою внутреннюю гомофобию, и есть сведения, что именно угроза гей-скандала заставила советское руководство срочно потребовать возвращения Эйзенштейна из Мексики в 1932 году, после чего Сергей Михайлович решился жениться. (Florence Tamagne, A History of Homosexuality in Europe, Vol. II: Berlin, London, Paris, 1919-1939 (Algora Publishing, 2004), p. 103).

В 1934 году  — в том же году, когда в СССР была заново введена уголовная ответственность за гомосексуальность, Эйзенштейн женился на Пере Аташевой. Есть предположения, что этот брак был по большей части прикрытием для режиссера, которого интересовали не только женщины.  В любом случае очевидно, что Эйзенштейн обладал многоплановой сексуальностью и был далек от однозначной гетеросексуальности. (George Haggerty, “Encyclopedia of Gay Histories and Cultures” (London, Routledge, 2013), p. 272. First Published in 2000. Также см: Ian Christie,  Richard Taylor, “Eisenstein Rediscovered” (London, Routledge, 2005), p. 13-14, p. 23).

При этом внешне он отрицал свою гомосексуальность, хотя не скрывал некоторую неоднозначность своей натуры, заявляя: «Многие люди говорят, что я гомосексуалист. Я никогда не был гомосексуалистом, и не был им, хотя в интеллектуальном отношении имел тенденцию к гомоэротизму». (Marie Seton, “Sergei M. Eisenstein: A Biography” (A.A. Wyn, 1952), p. 134.

Отмечается, что гомоэротическое влечение Эйзенштейна проявлялось и в его творчестве. Так, в «Броненосце “Потемкин”» революционные солдаты показаны подчеркнуто мужественными. (David C. Gillespie, “Early Soviet Cinema: Innovation, Ideology and Propaganda” (London, Wallflower Press, 2000), p. 42,  также см: Albert J. LaValley, “Maintaining, Blurring, And Transcending Gender Lines in Eisenstein”, in Albert J. LaValley, Barry P. Scherr, «Eisenstein at 100: A Reconsideration» (Rutgers University Press, 2001), p. 52.

Да и в фильмах об Иване Грозном проскальзывают гомоэротические намеки. Стоит вспомнить и сюжет с танцами опричника Федора Басманова перед Иваном Грозным – между царем и его фаворитом сложились гомоэротические отношения, на которые намекал еще Алексей Толстой в романе «Князь Серебряный».

Многие критики отмечали особенную восприимчивость Эйзенштейна к мужской красоте и открытый гомоэротизм его кинообразов. Так, Паркер Тайлер говорил, что Сергей Михайлович особенно тонко чувствует красоту мужчины. (Ronald Bergan, Eisenstein: A Life in Conflict« (Overlook Press, 1999), p. 120).

В 1931 году, как уже упоминалось, Эйзенштейн совершил поездку в Мексику, где работал над съемками фильма «Да здравствует Мексика!». Сохранился отснятый материал, который был смонтирован уже через много лет после смерти автора. Многие сделанные Эйзенштейном кадры полны неприкрытого гомоэротизма и любования красотой эффектных и сексуальных мексиканцев.

Кадр из фильма "Да здравствует Мексика!" Даже есть сведения, что во время пребывания в Мексике у него имела место влюбленность в некоего мужчину по имени Йорге Паломино и Канедо (Jorge Palomino y Canedo), уроженца Гуадалахары. Об этом Эйзенштейн якобы написал в письме своей знакомой и будущей жене Пере Аташевой. (Masha Salazkina, “In Excess: Sergei Eisenstein’s Mexico” (University of Chicago Press,  2009), pp. 129-130.

Стоит сказать, что сам Эйзенштейн отрицал свою гомосексуальность, хотя признавал свою склонность к некоторой «интеллектуальной бисексуальности». И все же понятно, что его ориентация была неоднозначной.

Он увлекался графикой и создавал рисунки, которые поражают открытым гомоэротизмом, некоторые из них носят даже порнографический характер. Некоторые из них были созданы им как раз после поездки в Мексику. (Mike O’Mahony, “Sergei Eisenstein” (Reaktion Books, 2008).

В этих работах находили выход его гомоэротические фантазии, которые он так стремился подавлять. В 1999 в Париже было издано полное собрание его гомоэротических рисунков. Оно так и называлось – «Сергей Эйзенштейн. Тайные рисунки» (“Sergueï Eisenstein, Dessins secrets»). Здесь можно просмотреть некоторые из иллюстраций.

Имя Георгия Францевича Милляра (1903-1993) известно всем советским и постсоветским кинозрителям. Он прославился своими бессмертными сказочными образами, воплощенными на экране – самой звездной ролью стала его бесподобная Баба-Яга из русских сказок.

Георгий Милляр Милляр родился в Москве в семье инженера французского происхождения и дочери золотопромышленника, его настоящая фамилия была де Милье. После революции вместе с матерью он уехал в Геленджик, где и начал свой творческий путь. Уже тогда он впервые исполнил женскую роль, сыграв Золушку в геленджикском театре —  Милляр работал там бутафором, и однажды актриса, занятая в спектакле, заболела. И тогда юноша, уже знавший все роли наизусть, сам напросился на замену.

На знаменитую роль Бабы-яги (которую Милляр сыграл шесть раз) его никто не приглашал. Впервые этот образ появилась на экране в 1939 году в «Василисе Прекрасной». Выдающийся режиссер Александр Роу пробовал на эту роль нескольких актрис и уже почти остановил свой выбор на Фаине Раневской. Так получилось, что режиссер поделился сомнениями с Милляром, который вдруг предложил свою кандидатуру. Роу решил рискнуть, и не прогадал. Так началось их долгое и плодотворное сотруничество – в 16 фильмах Роу Милляр в итоге сыграл около 30 ролей.

Также Милляр воплощал на экране других сказочных персонажей, таких как Леший, Квак, Черт, Чудо-юдо и прочая нечистая сила. О масштабах народной любви к Милляру говорят анекдоты, которые стали слагать о его Бабе-яге.

Но никто не воспринимал его всерьез. Никто, кроме самого Александра Роу и самых маленьких зрителей. Возможно, его внешняя анекдотичность, несерьезность и даже эксцентричность была маской, которую Милляр придумал себе в конце 1930-х годов, после того как едва не отправился на Колыму. Рассказывали, что однажды молодого актера застали в «неловком положении» вместе с одним лауреатом, который якобы пользовался расположением самого генералиссимуса. Фаворита Сталина НКВД тронуть не рискнуло, а вот Милляра несколько недель продержали в общей камере, но в итоге отпустили.

С тех пор Милляр словно замкнулся в себе. С начальниками и коллегами, за редким исключением, не дружил. Общался в основном с работниками сцены, осветителями и бутафорами, костюмерами и гримерами. Среди них он находил и сексуальных партнеров.
Говорят, что подобный роман вспыхнул и в начале 1970-х на съемках фильма «Варвара-краса, длинная коса». И тогда режиссер Александр Роу — это был его девятый фильм с Милляром — устроил Георгию Францевичу последний серьезный разговор на тему «пора жениться».

Самая известная роль МилляраГеоргию Милляру шел 65-й год. Как раз, к несчастью, умерла мама, с которой он жил в одной комнате.  Женой Милляра, по совету Роу, стала Мария Васильевна, 60-летняя соседка по коммуналке. «Да не нужны мне мужчины», — удивилась женщина, когда от именитого соседа прозвучало предложение…  На что тот ответил: «А я и не мужчина… Я Баба-яга».  Поговаривали, что когда из другого города к Милляру приезжал молодой друг, которому Георгий Францевич годился в деды, Марина Васильевна тактично не замечала их долгого уединения в ванной комнате.

Государство Георгия Францевича не жаловало и не замечало. На международные фестивали, где фильмы Роу брали высшие премии, артиста не отпускали. Не дали Милляру провести и ни одного большого творческого вечера, даже на юбилей. В середине 1980-х, когда милляровскую коммуналку в центре Москвы расселяли, двум восьмидесятилетним старикам дали малогaбаритную двухкомнатную квартиру на последнем этаже многоэтажки на самой окраине столицы.
Званиями любимец публики тоже был не избалован. Народного артиста получил только на 85-летний юбилей.  Но снимался Георгий Францевич до последних лет жизни. Назадолго до кончины, в 1993 году, закончил работу в фильме «Ка-Ка-Ду».

Милляр умер, не дожив несколько месяцев до 90-летия. После смерти мужа Марина Васильевна Милляр прожила еще шесть лет. И тот неслучайный поклонник Георгия Францевича был среди немногих, кто не забывал ее. (Владимир Кирсанов, «69: русские геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы» (ГанимеД, 2005), стр. 455-467).


Еще одним гомосексуальным деятелем сцены, театра и кино, о котором нельзя не упомянуть, был певец Вадим Алексеевич Козин (1903-1993). Сам он не появлялся на экране, однако свою карьеру начал именно в кинотеатрах, подрабатывая тапером при показе немых картин, а впоследствии его песни не раз звучали в фильмах.

Вадим Козин - советский гей, дважды осужденный за свою ориентацию Он родился в семье петербургского купца первой гильдии. Семья была образованной и прогрессивной, среди друзей дома Козиных были певцы Анастасия Вяльцева и Юрий Морфесси, которые невольно повлияли на музыкальные вкусы Вадима.

В 1922 году умер отец. Вадим должен был стать кормильцем матери и четырех сестер. Найти работу ему, вполне образованному по тем временам юноше, было непросто: мешало «чуждое» социальное происхождение. Днем Козин работал грузчиком на питерских пристанях, а вечером подрабатывал в кинотеатрах. В 1924 году Вадим Козин выдержал экзамен на право заниматься артистической деятельностью. Он выступает на сценических площадках крупнейших ленинградских кинотеатров. И все же лишь через семь лет, в 1931 году, становится штатным артистом в концертном бюро Дома политпросвещения Центрального района Ленинграда. Через два года его зачисляют артистом в штат Ленгорэстрады.

В память о Вере Холодной, звезде немого кино, Козин выбрал себе сценический псевдоним – Вадим Холодный. (Валерий Бондаренко, «Есть у меня тайна…». Вадим Козин // Library.ru)

На небосклоне ленинградской эстрады в то время взошли звезды нового поколения: Клавдия Шульженко и Леонид Утесов. Рождались новые жанры эстрадного исполнительства, расцветал джаз, вовсю гремела новая советская «массовая» песня. Исполнителям старинного романса приходилось нелегко: их искусство считалось устаревшим и «не нужным публике», «чуждым времени» (хотя сами публика и время так отнюдь не считали).

Было принято начинать концерты с народных и советских песен. Романс шел как бы довеском, – но довеском, публикою желанным и долгожданным! И Козин имел определенный успех. А 1936 году певец перебрался в Москву.

1936 – 1944 годы – пик успеха и популярности Вадима Козина. Во время войны певец не раз рисковал собой, выступая на передовой. После одного из концертов маршал И.Х. Баграмян вручил ему орден Красной Звезды.

Козин был вхож в высшие сферы и имел массу «нужных» знакомых.  Видимо, он был близок и к кругам НКВД, правда, до какой степени – об этом до сих пор идут споры. Но в феврале 1944 года артиста арестовали и продержали с год на Лубянке. Он был приговорен к 8 годам лишения свободы за гомосексуальность, по печально известной статье 121 УК СССР.  (Борис Савченко, Вадим Козин, Русич, 2001, стр. 10.)

Есть сведения даже, что он весьма подробно и с указанием конкретных «лиц, адресов, явок» рассказал НКВД о «голубом подполье» красной России…

Вадим КозинТайной покрыта и подлинная причина его ареста. Сам певец рассказывал, что он не подчинился прямому указанию Л. Берии петь песни о Сталине. Существует апокрифическое предание, что Козина привозили выступать на Тегеранскую конференцию, и он без спросу принял предложение Ф. Рузвельта спеть в его апартаментах.

В любом случае, соловей советской эстрады оказался в клетке, – как и многие тогда. Вадим Козин оставался «любимцем публики» и в стенах следственного изолятора. Он не раз выступал перед сотрудниками НКВД с концертами. В Магадане он попал под покровительство жены «хозяина Колымы» генерала Никишова Александры Гридасовой, которой многие деятели искусств, попавшие в лагерь, были обязаны жизнью. Впоследствии, после дочросного освобождения за примерное поведение и хорошую работу в 1950, остался в Магадане, продолжил концертную деятельность, в 1958 ездил на гастроли в центральные города. Однако в 1959 году был повторно осуждён по той же статье, был освобожден в 1968. До конца жизни жил в Магадане, оставаясь своеобразной достопримечательностью города, человеком-легендой. Он стал единственным известным советским геем, дважды осужденным по статье 121…


Глеб Романов - советский гей Еще одним геем советского экрана стал актер и певец Глеб Васильевич Романов (1920-1967). В 1957 году он выступал с зарубежным репертуаром на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве. Он обладал великолепными голосом и пластикой, танцевал, играл на аккордеоне и отлично пел, причем исполнял песни на различных языках. Его пластинки расходились гигантскими тиражами. Как раз в это время актер снялся в кинокартине «Матрос с «Кометы». Люди старшего поколения до сих пор помнят песню в его исполнении «Самое синее в мире – Черное море мое». Романов объездил с гастролями чуть ли не всю страну, побывал в Венгрии, Австрии, Польше, ГДР, Румынии, Чехословакии. Зрителям 1950—1960-х годов Глеб Романов запомнился блестящей игрой в фильме Матрос с «Кометы», великолепным исполнением песен на 17 языках мира. Глеб Романов обязательно вводил в иностранную песню предисловие и/или послесловие на русском языке, например: «В демократическом Берлине Впервые этот вальс звучал. И всяк поёт его отныне, И всюду он любимым стал». Или: «Синьоры! Прошу меня выслушать. Хотя моя песня не много стоит… Синьоры! Ну неужели эта песня не стоит хотя бы два сольди?»

В 1965 году за хулиганский поступок на гастролях во Владивостоке (швырнул в окно гостиницы бутылку из-под шампанского и попал в голову случайного прохожего) был осуждён, но через год благодаря ходатайству С. Бондарчука и одного из редакторов газеты «Правда» его помиловали. Помимо «Матроса с Кометы», снялся в ряде других фильмов («Молодая гвардия» (1948), «Попрыгунья» (1955), и других.). Он стал одним из первых открытых геев в СССР, из-за чего 1965 году был исключен из Союза кинематографистов и отправлен на принудительное лечение, на котором провел полтора года из трех. Пристрастился к алкоголю и умер в Ленинграде от сердечной недостаточности, вызванной приступом астмы, в возрасте 46 лет … (Алена Петрова, «Знаменитый актер предсказал свою судьбу», Собеседник, 31.10.2012).


…Таковы судьбы гомосексуальных деятелей советского киноэкрана первой половины – середины двадцатого столетия. В следующий раз я расскажу Вам о том, как сложилась жизнь советских геев в кино во второй половине века ….

Спасибо Вам огромное за внимание!

Продолжение следует ….

Рассказать другим:




Нравится



Один отзыв на ««Голубой» экран СССР: геи в советском кино. Часть 1»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

WordPress Backup