Российский фонд помощи

«Голубой экран» СССР: геи советского кино. Часть 2

Дорогие друзья! Продолжим вспоминать геев и бисексуалов советского кино – актеров, режиссеров, певцов …

Сергей Параджанов, бисексуалОдним из самых ярких советских бисексуалов и одним из известнейших людей, подвергшихся преследованию за гомосексуальность, стал выдающийся режиссер Сергей Иосифович Параджанов (имя при рождении Саркис Параджанян, 1924-1990), который провел в тюрьме четыре года после того, как был осужден по печально известной статье 121.

Параджанов снял за свою творческую жизнь восемь фильмов и написал четыре сценария. Казалось бы, это не так много, но путь Параджанова в искусстве кино словно разорван на два мира пятнадцатилетней пропастью молчания. С 1969 по 1984 год великому режиссеру не давали снимать. При этом в декабре 1973-го противостояние свободолюбивого художника и власти закончилось тюремным заключением. (Владимир Кирсанов,«69: русские геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы» (ГанимеД, 2005), стр. 348-354).

Это был уникальный режиссер, творивший в разных национальных культурах.

Его фильм «Тени забытых предков» стал одной из вершин украинского кино.

В Армении он причислен к классикам армянского кино. Его фильм «Цвет граната» стал наивысшим достижением армянской кинематографии. Музей Параджанова, открытый в Ереване, один из самых посещаемых.

В Грузии он снял фильм «Легенда о Сурамской крепости», удивительно точно передающий особенности грузинского характера, также ставший одним из лучших достижений грузинского кинематографа. И памятник ему украшает одну из площадей в центре Тбилиси.

И наконец, самым феноменальным является то, что он, художник, глубоко связанный с христианскими культурными традициями, в своей последней работе «Ашик-Кериб» столь же глубоко проник в сущность мусульманского менталитета и создал фильм, ставший событием исламской культуры.  Левон

Сергей Параджанов родился в старинной армянской семье в Тифлисе, как тогда назывался Тбилиси. После школы он учился на вокальном отделении Тифлисской консерватории, потом недолго в институте инженеров железнодорожного транспорта… В 1949 году устроился ассистентом режиссера на Киевскую киностудию имени Александра Довженко, работал на «Армен-фильме» и «Грузия-фильме» до 1960 года.

В 1952-м Параджанов окончил ВГИК и стал дипломированным режиссером. Свои  первые работы он откровенно называл «хламом», считая, что нашел свой индивидуальный стиль только в ленте «Тени забытых предков» (1965) — романтической сказке по произведениям М. Коцюбинского. После выхода «Теней…» сорокалетний режиссер проснулся знаменитым. За несколько лет фильм собрал 30 призов на международных фестивалях в 21 стране. Имя Параджанова встало в один ряд с именами Феллини, Антониони, Годара, Куросавы. Репутация кинематографического гения окончательно закрепилась за Параджановым сразу же после выхода фильма «Цвет граната» (оригинальное название «Саят-Нова», 1967 — 1969). Однако все последующие сценарии режиссера отвергались в Госкино со ссылкой на мнения членов партии и правительства. (см. Там же).

Параджанов на армянской почтовой маркеПараджанов, судя по всему, был бисексуален – он был женат, и действительно женился по любви. Первую любовь Параджанова звали Нигяр Сераева. Скромная девушка, воспитанная в патриархальной семье, стала не только его первой любовью, но и первой женой. Увы, даже узаконенный, их союз не спас Нигяр от жестокого суда родни, не простившей, что мужем она избрала «неверного».

Вторая его супруга, Светлана, подлинная декабристка нашего века, прошла рядом с ним весь его тернистый путь, даже уже не будучи женой. Она стала первой, кто поддержал его в годы лагерных и тюремных заключений и последующих шельмований.

Параджанов восхищался женщинами и ценил их, искренне любил свою супругу, однако гомоэротизм был ему не чужд. Он явно был неравнодушен и к мужской красоте, которую он замечал и среди своих знакомых, и даже в случайных людях.Левон Григорян, «Параджанов» (М.: Молодая гвардия, 2005), 351 стр.  – (ЖЗЛ)

Друзья и все близкое окружение Параджанова всегда знали, что его привлекала и мужская красота. Из этого он никогда не делал тайны, никогда не уходил в глухую конспирацию, более того, всегда обращал внимание окружающих на образец привлекшей его красоты.

Так, кинооператор Василий Катанян делился такими воспоминаниями о Сергее Параджанове: «Вот он на базаре ругает меня, что я купил помидоры не у того, у кого надо.

— А у кого надо?

— Вон у того попа-расстриги. Посмотри, какой он красивый, надо купить у него!

Подходим. Выясняется, что это не поп-расстрига, как хотелось Сереже, а волосатый коновал, и помидоры у него никудышные, и глаз слегка косит – словом, полное фиаско». (Василий Васильевич Катанян, «Прикосновение к идолам» (М.: Захаров, Вагриус, 1997), стр. 216.)

Сергей Параджанов Или еще: «В Киеве он раздобыл трубку для курения и стал уговаривать Гришу Чухрая подарить ее Борису Барнету (известному советскому актеру и режиссеру). Почему Барнету? Они были почти незнакомы и вообще по какому поводу? “Как ты не чувствуешь – Барнету так пойдет курить трубку. Он будет такой живописный. Особенно в профиль”. – “Да он вроде бы не курит”. – “Все равно, ты только представь: Барнет в профиль с трубкой. Он красивый. Надо ему подарить. Так будет вальяжно – профиль, трубка…” И он показал». (Там же, стр. 219).

Впервые пострадать за свою ориентацию Параджанову пришлось еще тогда, когда он был никому не известным студентом. Летом 1948 года он был арестован в составе группы молодых гомосексуалов, которые, как заявлялось, вступали в половые отношения с высокопоставленным сотрудником МГБ (Министерства государственной безопасности), руководителем Грузинского общества культурных связей (ГОКС) Николаем Микавой. (James Steffen, The Cinema of Sergei Parajanov (University of Wisconsin Press, 2013), p. 29).

Параджанов был осужден в октябре, однако в декабре 1948 его срок был заменен на условный, и он был освобожден. Впоследствии в интервью французскому журналисту Патрику Казалю он не отрицал саму суть обвинений в гомосексуальном поведении, хотя сказал, что сам не имел отношений с Микавой. (Patrick Cazals, “Sergueï Paradjanov (Paris: Cahiers du cinéma, 1993), pp. 32-33.

О том, что Параджанов не скрывал своей бисексуальности от окружающих, впоследствии говорилось и в деле, открытом против выдающегося режиссера.

Надо сказать, что у Параджанова не складывались отношения с советской властью. Помимо того, что глубокий и задумчивый, лиричный стиль его работ был непонятен советскому руководству, большую роль сыграла и его гражданская позиция. В 1965—1968 годах Параджанов вместе с другими известными деятелями украинской науки и культуры, протестуя против массовых политических арестов в УССР, обращался в высшие партийные и государственные органы с требованием разъяснить причины преследований украинских интеллектуалов и выступал за проведение открытых судебных процессов, которое должно было бы обеспечить справедливость рассмотрения дел. В 1968 году его подпись под  «Письмом 139 интеллектуалов» против незаконных политических процессов стояла первой. Неоднократно высказывался за соблюдение свободы слова в печати. Став объектом преследований и пытаясь избежать ареста, Параджанов уехал в Армянскую ССР.

Во многом арест Параджанова в 1973 году был результатом желания советских властей оказать давление не неугодного им режиссера.

Памятник Сергею Параджанову в Тбилиси 17 декабря 1973 года Сергей Параджанов был допрошен, а затем арестован по обвинению в мужеложстве с применением насилия (статья 122, части 1, 2 Уголовного кодекса Украинской ССР) и распространении порнографии (статья 211) и направлен в Лукьяновскую тюрьму Киева. Состоялся мучительный для художника закрытый суд («у меня изъята квартира, и я лишен мундира художника и мужчины»).

В 1970-х годах эта статья была более чем грозным орудием в руках власти. Потому и выбрали не просто наказание, не просто унижение, а практически уничтожение Параджанова как творческой личности, предполагая, возможно, что за этим последует и физическое уничтожение. И за статью, по которой обычно давали пару лет общего режима, ему дали пять лет лагерей строгого режима. Левон Григорян, «Параджанов» (М.: Молодая гвардия, 2005), 351 стр.  – (ЖЗЛ).

В 1973 году он уже был известным режиссером с мировым именем, и поэтому к его делу удалось привлечь внимание мировой общественности. Благодаря международной кампании протеста (обращения подписали Франсуа Трюффо, Жан-Люк Годар, Федерико Феллини, Лукино Висконти, Роберто Росселлини, Микеланджело Антониони, Андрей Тарковский, Михаил Вартанов и Луи Арагон, который лично обратился к Брежневу) Сергей Параджанов был освобождён 30 декабря 1977 года. Ввиду запрета жить на Украине Параджанов поселился вТбилиси. За гражданскую позицию и за преследования, которым он за неё подвергался, Параджанова называли «армянином, родившимся в Грузии и сидевшим в русской тюрьме за украинский национализм». Сергей Параджанов также писал сценарии и был художником — он создал огромное количество рисунков и коллажей.

Скончался Сергей Параджанов от рака лёгкого 21 июля 1990 года в Ереване.

Юрий Богатырев, советский гей Еще одним геем, оставивший неизгладимый след в истории нашего кинематографа и в сердцах зрителей, стал актер Юрий Георгиевич Богатырев (1947-1989). Признаки того, что он «не такой, как все», стали проявляться еще в детстве. Например, еще в детстве игры в «войнушку» оставляли мальчика равнодушным, зато он с удовольствием занимался рукоделием — сам шил костюмы для кукол, увлекался живописью.

Куклы стали тем миром, в котором Юра смог соединить свою тягу к лицедейству с интересом к изобразительному искусству. Не удивительно, что после школы он поступил в Художественное училище, правда, не окончил его, и нацелился прямо в Щукинское. После училища Богатырев работал в театре «Современник». Наталья Варлей вспоминает, что во время учебы «над ним немножко подсмеивались, подтрунивали, “пельмень” называли его — но с такой любовью, с такой нежностью. Или “бело-розовый”: он был как зефирчик — мягкий, пухлый, уютный, с большими, словно припухшими губами. И в то же время удивительно лёгкий. Просто потрясающе лёгкий. Я очень хорошо помню, как он танцевал на уроках танцев — просто летал», она подчеркивает какую-то особенную пушистость и нежность Богатырева в общении с людьми, который всегда был далек от общепринятых идеалов маскулинности. (см. «Юрий Богатырев: воспоминания друзей и коллег» // Неофициальный сайт памяти Юрия Богатырева)

Лучшие свои роли актер сыграл в фильмах Сергея Михалкова. После знакового фильма «Свой среди чужих» (1974) был образ мифического Владимира Максимова в «Рабе любви» (1975), где Богатырев просто присутствовал на обложках журналов. Потом специально «под Богатырева» была написана роль Сергея Войницева, «прекраснодушного бездельника-либерала» в «Неоконченной пьесе для механического пианино» (1977). Наконец, Штольц в «Нескольких днях из жизни Обломова» (1979) и незабываемый Стасик в нашумевшей «Родне» (1981). В 1987  — «Очи черные». Роль генерала Радлова в «Сибирском цирюльнике» также писалась для Юрия Богатырева.

В 1977 году Богатырев ушел из «Современника» и начал служить во МХАТе. Актерским триумфом в этом театре стала для него роль Клеана в «Тартюфе» (1981) в постановке Анатолия Эфроса. В 1981 году ему дали заслуженного артиста России. Народного он получил уже на «закате» своей мхатовской карьеры, в 1988-м, когда печатать на программках «засл. арт.» перед фамилией Богатырева стало просто неприлично. В театре Юрий Богатырев — гомосексуал и одиночка — имел не только друзей. Кто-то предпочитал называть его чудаком, другие — завидовали: даже тому, от чего сам Юрий страдал. Он жил один — у него не было ни жены, ни детей. Из близких Богатыреву женщин нельзя не назвать актрису Надежду Серову. Она и стала «законной женой» Юрия. Серова была его соседкой. Брак произошел внезапно, вместе они не жили, просто помогали друг другу — скрашивали одиночество, провели много дней за разговорами.

Когда он лечился в клинике, участие в его судьбе пытался принять врач Игорь Арцис. Он же вел в те годы сексологический прием и как опытный психолог «пытался вывести на откровенный разговор» об особенностях сексуальности актера. Не получилось… (См. Владимир Кирсанов, «69: русские геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы» (ГанимеД, 2005), стр. 375-378.

Юрий Богатырев ("Свой среди чужих") Психологическая проблема, разрушавшая Богатырева изнутри, была в том, что, по словам Адабашьяна, «свою «непохожесть» Юра переживал очень болезненно…» (Наталья Боброва, «Юрий Богатырев: не такой, как все» (Центрполиграф, 2001), стр. 314. )

С детства страдая сердечным недугом, обладая тонким характером, болезненно воспринимающим любые обиды, в зрелом возрасте осознав свою «необычность», Богатырев оказался под жестким прессингом общественных стереотипов. (см. Кирсанов. Стр. 378).

Он тяжело переживал, и это все больше загоняло его в угол. В последние годы актёр пристрастился к алкоголю, потерял форму, и его стали меньше приглашать в кино. У него развилась депрессия, он начал принимать антидепрессанты. Вечером 1 февраля 1989 года Юрий Богатырёв принял перед сном лекарство, а ночью у него случился сердечный приступ. Была вызвана бригада скорой помощи. Богатырёву был введён клофелин, несовместимый с принятыми накануне антидепрессантами. Это вызвало шок и мгновенную остановку сердца актёра. (Юрий Богатырев // Актеры российского и советского кино)

Еще один советской гей, Геннадий Леонидович Бортников (1939-2007) – актер советского театра и кино 1960-1980-х годов – был настоящим кумиром своего поколения. Роли 30-летнего Бортникова в постановках театра имени Моссовета «В дороге» (1963), «Дядюшкин сон» (1965), «Глазами клоуна» (1968), «Петербургские сновидения» (1969) принесли ему невероятный успех, подчас на грани массовой истерии. Две работы – Ганс Шнир в «Клоуне» по роману Генриха Белля и Раскольников в «Сновидениях» по Достоевскому – стали определяющими в жизни яркого молодого артиста.

Геннадий БортниковГеннадий Бортников с детства увлекался рисованием, и так вышло, что именно это увлечение привело его в театр. После школы он оформил несколько спектаклей в театральном кружке, а потом даже сыграл несколько ролей. Хотя профессионально на искусство Бортников не нацеливался: несмотря на творческие интересы, после 7 класса он пошел в машиностроительный техникум, потом даже работал слесарем на заводе. Но впоследствии бросил техникум и пошел по пути художника, поступив в Суриковское художественное училище. Его тоже не закончил, зато начал заниматься в молодежном театре-студии. И только потом решил поступать в театральное училище, экстерном сдал экзамены за курс средней школы и был принят школу-студию при МХАТе.  После ее окончания поступил в театр имени Моссовета, где он работал с 1963 года до своей смерти.

Ключевую роль в творческой жизни Бортникова сыграл режиссер режиссер Юрий Завадский (1894-1977), который во многом поддерживал и даже опекал молодого актера. Кстати, любопытно, что в 1965 году Завадский предупреждал Геннадия, отправившегося во время гастролей в Париже на встречу со знаменитым хореографом Сержем Лифарем (в 1920-е годы протеже и любовникомСергея Дягилева): «Ты с Лифарем поосторожнее. У него дурная репутация». Завадский, очевидно, знал о гомосексуальности танцовщика, и любые лишние разговоры на эту тему могли помешать успеху Бортникова в России.

Личная жизнь Бортникова всегда оставалась вне поля зрения публики, и поэтому она овеяна легендами о немыслимой силы переживаниях и даже трагедиях. Например, говорили, что некий студент отравился таблетками и оставил трогательное письмо с признаниями, адресованными Бортникову. Эти истории, обросшие деталями и превратившиеся в легенды, дошли до начала 2000-х годов, когда актер, почти забытый, тихо закончил свою жизнь.

В спектаклях «Глазами клоуна» и «Петербургских сновидениях» были сыграны главные звездные роли Геннадия Бортникова. Раскольников – самая громкая работа актера, гремевшая по всему Союзу. А всеми покинутый клоун Ганс Шнир – самая долгая: спектакль шел почти 20 лет, и менялся вместе с эпохой.

После смерти режиссера Юрия Завадского у Бортникову стали предлагать все меньше и меньше ролей. В 1980 году он вновь блеснул в сценической интерпретации Достоевского в роли Смердякова в «Братьях Карамазовых». Было еще две-три главные роли, а дальше – тишина. На протяжении есять лет с 1990 года вообще не получал никаких ролей. В 1999 ему отказали и в возможности отметить юбилей на сцене театра, славу которого он составлял несколько десятилетий. Впервые в жизни 60-летний актер обратился с заявлением о «материальной помощи», ему выдали… 290 рублей. Из ямы, в которою сталкивал его театр в 1990-е годы, актер выбирался сам.

Геннадий БортниковЧтобы как-то компенсировать “творческий простой”, Бортников больше стал уделять внимания живописи и писательству. Публиковались его очерки об актерах театра Моссовета – народных артистах СССР Ростиславе Плятте (1908-1989), Леониде Маркове (1927-1991). Он сделал несколько сценических обработок, планировал оформить ряд спектаклей.

У актера не было семьи, хотя его домашний круг был, по его собственному признанию, достаточно широким.(“Геннадий Бортников. Маленькие победы нормального человека” // Gay.ru по материалам книги В.Кирсанова «+31: Русские геи, лесбиянки и транссексуалы»)

… Таковы были судьбы геев и бисексуалов советского кино – мужчин, которые были рождены другими и из-за этого были вынуждены скрывать свое истинное «я». Но даже под таким давлением они создавали яркие произведения киноискусства, порой стараясь хотя бы немного выразить свою «инаковость» в работах, без которых невозможно представить советскую и российскую культуру.Вычеркнуть этих замечательных людей и их творения из нашей истории невозможно – мы должны помнить о том, кем они были, что создавали и какой нелегкой была их судьба, скрытая от публики.

Спасибо Вам за внимание и удачи во всем!

Ваш Андрей.

Рассказать другим:




Нравится



Отзывов нет на ««Голубой экран» СССР: геи советского кино. Часть 2»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

WordPress Backup