Российский фонд помощи

Гей-славяне: ЛГБТ в истории Восточной Европы. Часть 2

Здравствуйте, дорогие друзья! В прошлый раз мы говорили о месте гомосексуальности в странах Восточной Европы, в основном долгое время живших под властью Священной Римской империи и Австро-Венгрии. Сегодня же я предлагаю Вам поговорить об истории ЛГБТ в странах юго-востока Европы, которые многие годы провели под господством ислама.

Интересно, что на определенном этапе, как уже говорилось, «содомия» (то есть любые сексуальные контакты, не связанные с продолжением рода) стали ассоциироваться с еретическими течениями. Видимо, это было связано с тем, что религиозные власти были готовы обвинить еретиков в любых отступлениях от религиозного учения, чтобы дискредитировать их. Как бы то ни было, одной из самых известных групп, которую массово уличали в «содомии», стали альбигойцы, которые брали свое начало от секты богомильцев, появившейся в Болгарии (от имени священника Богомила, который стал родоначальником этого течения в X веке). Богомильство распространялось по Европе, и его последователей стали называть просто «болгарами» («Bulgari»), и во французском языке это слово легко преобразовалось в «bougre», а в английском  — в «bugger». Если первоначально так называли богомильцев как еретиков, то впоследствии, к XV веку, в центре внимания оказались уже их массовые обвинения в содомии. И сам термин быстро стал нарицательным – так стали называть любых «содомитов». (David F. Greenberg, “The Construction of Homosexuality” (University of Chicago Press),  1990, p. 269).

Так, принятый в Англии в 1553 году закон против гомосексуалов назывался «Buggery Act». Этот термин оказался очень живучим – в России его использовали аж до XIX века. Даже Чайковский в молодости, в те годы, когда он пытался бороться со своей гомосексуальностью, писал о том, что он и его брат Модест стали известны в обществе в качестве «бугров».

Балканские страны 

На протяжении многих столетий Южная Европа находилась под властью Османской империи. Известно, что отношение к геям в Османской империи было неоднозначным – с одной стороны, формально однополая любовь была запретной, но по факту мужчины не боялись вступать в отношения друг с другом. Это справедливо как для центральных регионов империи, так и для ее провинций в Европе.

Так, гомосексуальные отношения были вполне обычным явлением на Балканах, в частности, в Албании. Это касалось как христиан, так и мусульман. Немецкий дипломат Георг фон Хан (Georg von Hahn), работавший в этих местах и живо интересовавшийся местной культурой, опубликовал в 1854 году книгу очерков о жизни албанцев –«Албанские исследования» («Albanesische Studien»). В ней он, в частности, сообщал, что однополые отношения воспринимались спокойно, а среди молодых людей были едва ли не нормой, потому что албанцы женились поздно – лишь в возрасте до 24-25 лет, и до этого момента гомосексуальные союзы были приемлемы и считались предпочтительнее отношений с незамужними девушками. (см. J.G. von Hahn, Albanesische Studien, Jena, Mauke, 1854).

Сексуальные интересы представителей высшего общества также были не всегда одинаковы. Так, интересна фигура наместника султана в Албании и Греции Али-Паши Тепеленского (1741-1822). По словам одного французского дипломата, у него был гарем из 600 женщин, но он гораздо больше интересовался мужчинами, и поэтому держал целый мужской сераль, и из его жителей выбирал себе конфидентов и даже помощников в административной работе.

В конце XIX-начале XX веков еще ряд исследователей и путешественников подтвердили сведения о распространенности гомосексуальных отношений среди жителей Балкан. По словам Пауля Нэке (Paul Näcke), порой страсти между мужчинами доходят до преступлений на почве ревности. Он сообщал, что все наблюдения Георга фон Хана подтверждаются на деле. Нэке писал, что даже религия не всегда была преградой для гомоэротической любви, и что даже хозяин гостиницы, в которой он останавливался, будучи христианином, состоял в подобном «кровном братском союзе» с неким мусульманином. Также он отмечал, что в Албании среди христиан существует давняя традиция благословения в церкви братских союзов, которые порой имеют гомоэротическую подоплеку, причем оба брата в ходе обряда причащаются Святых Даров. (также см. Edward Carpenter, Intermediate Types among the Primitive Folk, New York, Mitchell Kennerley, 1914).

Албанские юноши женились в возрасте около 24 лет, и до этого возрасте однополые отношения были совершенной нормой, причем продолжать их после брака также считалось приемлемым. Ни о какой агрессии со стороны окружающих не могло быть и речи.

Как признавался Хану один албанский мусульманин, «любовь к юноше чиста, как солнечный свет. Она ставит возлюбленного на пьедестал святого. Это самая высокая страсть, к которой способно человеческое сердце…» (James Neill, “The Origins and Role of Same-Sex Relations in Human Societies” (McFarland, 2008), p. 315).

Существовал даже особый термин, обозначавший однополые отношения – «madzupi».

Еще в начале XX века психолог Хэвлок Эллис (Havelock Ellis) отмечал распространенность открытых гомосексуальных отношений среди жителей Балкан, причем не только среди мусульман, но и среди христиан.  По его словам, жгучая ревность среди мужчин была практически обычным явлением. (см. Havelock Ellis, «Studies in the Psychology of Sex» (1897-1928), volume 2).

Старшего партнера, «любящего», иногда называли «ашик» (от арабского «ishq», «страстная любовь»), а младшего, «возлюбленного» — «дильбер» (от турецкого «dyllber», «прекрасный»). Это напоминает различия эрастов и эроменов в античности (см. Gay Life in Albania // Globalgayz.com). Поэтому некоторые говорят даже о балканской и, в частности, албанской педерастии как об отдельном общественно-культурном явлении.

Клятвенная девственницаПодобное отношение к гомосексуальности и гомоэротическим чувствам было распространено на всем Балканском полуострове, разные авторы писали о терпимом восприятии проявлений нежности между мужчинами и о традиции «братотворения» в Сербии, Греции и других странах региона. Любопытно, что, по словам хорватского антрополога Динко Антуна Томашича, порой православное духовенство считало «братские союзы» порочными, однако в таких странах, как Черногория, такое отношение чаще встречалось в городах, а вот в деревнях, где уклад жизни был более традиционным, союзы между мужчинами воспринимались гораздо более спокойно. (David F. Greenberg, “The Construction of Homosexuality” (University of Chicago Press), 1990 p. 85., см. также D.A. Tomašić, «Personality and Culture in Eastern European Politics» (MIT Press, 1948), p. 79).

Любопытно, что на Балканах также существовал  — кое-где до совсем недавнего времени  — интересный обычай превращения пола. Семьи земледельцев в горных регионах постоянно враждовали из-за земли и оспаривали друг у друга те или иные территории, и поэтому в некоторых случаях, когда семья хотела сохранить за собой участок земли, но не имела наследников мужского пола, то чтобы не передавать имущество по женской линии в другой род, одна из девушек становилась «клятвенной девственницей». Она символически принимала на себя мужскую роль, при этом обязуясь соблюдать обет безбрачия. Взамен на это она обретала право считаться лицом мужского пола, пользуясь всеми его правами. Этот обычай был распространен в Сербии, в Македонии и других странах Балканского полуострова, иностранные путешественники писали о нем уже с середины XIX века.  (Stephen O. Murray, Will Roscoe, “Islamic Homosexualities: Culture, History, and Literature” (NYU Press, 1997), p. 199).

Собственно, еще Магнус Хиршфельд в своем журнале «Ежегодник промежуточных ступеней» писал в 1908 году, что в той же Сербии, как и во многих других странах, гомосексуальность, хоть и может формально быть наказуемой, на самом деле практически не преследуется, даже если об однополых отношениях известной властям и обществу. (Magnus Hirschfeld, «Jahrbuch der Zwischenstufen», 1908)

Принц-гей Божидар КарагеоргевичВ те годы уже можно найти первые открытые гомосексуальности среди элиты. Так, стала общеизвестна бисексуальность Фердинанда I, князя Болгарии в 1887-1908 годах и царя Болгарии в 1908-1918 годах. Несмотря на то, что он состоял в браке и имел детей, отдыхая на Капри, он нередко искал общества богатых гомосексуалов, что было известно в узких кругах. К слову, это вызывало возмущение некоторых его приближенных, и после того, как премьер-министр Болгарии Стефан Стамболов рассказал в 1895 году в своем интервью Frankfurter Zeitung об отношениях князя с мужчинами, это привело к скандалу общеевропейского масштаба. А представитель сербской королевской семьи принцБожидар Карагеоргевич (Божидар Карађорђевић/Božidar Karađorđević, 1862-1908), занимавшийся живописью и литературой, был известен своей гомоэротической дружбой с французским писателем Пьером Лоти (Pierre Loti, 1850-1923). (см. Stevan Pavlović, “Nije zlato sve što sija. Božidar Karađorđević — jedini karađorđev potomak homoseksualac?” / Gay Serbia. Serbian LGBT Community, 2003.)

Как мы видим, в балканских странах имелись свои любопытные традиции достаточно открытого отношения к некоторым проявлениям гомосексуальности, которые могли даже находить выход в рамках церковной жизни. С одной стороны, формально гомосексуальные отношения могли осуждаться, однако, с другой стороны, природа одерживала верх, и те или иные их формы продолжали существовать, самым любопытным образом сочетаясь как с требованиями религии, так и с народными традициями.

В следующий раз речь пойдет о гей-истории стран Восточной Европы в XX веке.

Спасибо Вам за внимание, и до новых встреч!

Искренне, Ваш Андрей

Рассказать другим:




Нравится



Отзывов нет на «Гей-славяне: ЛГБТ в истории Восточной Европы. Часть 2»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):
XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>
*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

WordPress Backup